Меню
Путеводитель
Об Армении
Получение визы
Регионы Армении
История Армении
Армянская церковь
Айоц Ашхар
Курорты Армении
Фото Армении
Деятели культуры
Армянская кухня
Нарды
Карты
Тур операторы
Тур. маршруты
Ереван
Полезные ссылки
Армянский алфавит
Спорт
Конкурс Мисс Интернет Армения Miss Internet Armenia
Литературные странички
Контакты
Добавить новость
Айоц Ашхар
Карабах
Нахичеван
Джавахк
Васпуракан
Джуга (Джульфа)
Землячество Нахичеванских Армян
Международный клуб тбилисцев
Газета "Нахичеван"
Газета "Тбилисцы"
Поиск
TV/Радио
TV/Радио
СМИ
АРМЯНСКИЕ СМИ
Список «СМИ» по энциклопедии фонда «Хайазг»
Top
Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

Сервисы
Музеи
Театры
Рестораны
Бары
Кафе
Ночные Клубы
Казино
Транспорт
Связь
Медицина
Медицина
Долголетие
Наука
Наука в Армении

Национальная Академия Наук Армении

Армянская Технологическая Академия

Медицинская Академия Армении

Армянский филиал МАНЕБ

Армянский филиал Российской академии естественных наук

Инженерная Академия Армении
CD / DVD
CD об Армении
CD / DVD диски
Научная конференция "Президент США В .Вильсон о территориальном разграничении Армении и Турции "
Категория: Айоц Ашхар | Новость от: Admin | 23.11.2007, 21:48


Научная конференция "Президент США В.Вильсон о территориальном разграничении Армении и Турции "
состоялась 22 ноября в 11 часов в НАН РА. Справки по тел. (374-10) 589431.
На конференции выступили Рафаел Амбарцумян, Ара Папян (на фрто) и др.

Ара Папян историк и дипломат (экс-посол Армении в Канаде):
Арбитражное решение президента США Вудро Вильсона о розграничении Армении и Турции.

Как независимая страна мы обязаны знать наши границы де-юре, знать, какими международными документами они закреплены. Мои исследования показали, что документом, по которому армяно-турецкая граница была окончательно признана как Арменией и Турцией, так и рядом других стран, является арбитражное решение президента США Вудро Вильсона от 22 ноября 1920 г. Природа арбитражного решения такова, что обращающиеся к нему стороны изначально дают согласие безоговорочно ему подчиниться. Просто данное решение не было осуществлено, потому что Армения (речь о Первой республике) перестала быть субъектом международного права 2 декабря 1920 г., когда она была поделена между [большевистской] одиннадцатой армией и кемалистскими силами и прекратила своё существование [как государство].

Теперь же независимая Армения, будучи правопреемницей Первой республики, может заново утвердить те права, которые были предоставлены ей арбитражным решением.

22 ноября 1920 года подписанием президентом США Вудро Вильсоном Арбитражного решения о границах бывшей Османской империи завершился очередной этап борьбы армянского народа за восстановление своих прав. Работу по признанию международных правовых норм в отношении Турции, Армении нужно вести по двум направлениям. Во-первых, развивать научную деятельность, а во-вторых – как можно шире знакомить общественность с Арбитражным решением и с текстом Севрского договора, чего до сих пор почти не делалось.

Армения имеет право требовать справедливость и уважение международных решений, к которым относится Арбитражное решение Вудро Вильсона.

Я не возвращаюсь к Севру, потому что не Севр определил границу между Арменией и Турцией. Просто в 89 статью Севрского договора включено взаимное соглашение, т.н. компромисс, по которому стороны предоставили решать президенту США вопрос разграничения. Таким образом, вне зависимости от того вступил или нет в силу Севрский договор, арбитражное решение все равно остается в силе. Например, договоры могут пересматриваться, они могут меняться по согласию сторон и так далее, а арбитражное решение вступает в силу неизменно и окончательно, просто в данном случае оно осталось невыполненным. Можно отдельно вернуться к проблеме Севрского договора, но это другой вопрос.

Кто еще, кроме Армении, заинтересован в применении Арбитражного решения? Это, в первую очередь, Россия, которая должна понять, что реализация Арбитражного решения президента США Вудро Вильсона об определении границ
бывшей Османской империи очень важна для нее, ибо отвечает требованиям безопасности для РФ на всем Южном Кавказе. Именно сейчас пришло время для выполнения этого решения. В России есть две группы – одна, исходя из
собственных интересов, хочет близких отношений с Турцией, другая, исходя из соображений безопасности РФ, является антитурецкой, особенно в свете сегодняшнего турецкого национализма. Фактически, если международное сообщество придет к тому, что настало время признать Арбитражное решение, то оно будет в интересах и РФ, и Армении, и даже Ирана.

Проф. Ю.Г. Барсегов
Арбитражное решение президента США В.Вильсона
о территориальном разграничении Армении и Турции


Восстановление международной правосубъектности Армении как форма
политической ответственности Турции


Признание международным сообществом государств политической ответственности Оттоманской империи выражалось в основном в двух взаимосвязанных формах:
1) отделении от Турции Армении в качестве национального государства;
2) территориальном разграничении турецкого и армянского государств. Обосновывая необходимость политической санкции за геноцид армян, заместитель Верховного комиссара Великобритании в Константинополе Вэбб в телеграмме, направленной 3 апреля 1919 г. Парижской мирной конференции, писал: «Чтобы наказать всех лиц, виновных в зверствах над армянами, возникла бы необходимость подвергнуть казни всех турок поголовно, и поэтому я предлагаю, чтобы наказание скорее приняло бы форму расчленения по национальному признаку прежней Турецкой империи и в индивидуальном порядке — форму суда над высшими должностными лицами, теми, кто значится в моем списке, чья судьба будет служить примером для других»*.

Такую позицию занимали все великие державы, участвовавшие в работе Парижской мирной конференции, и в том числе США, которые не вели войну с Турцией. В меморандуме Президента США В. Вильсона правительству Оттоманской империи, врученном 22 августа 1919 г. Верховным комиссаром США в Константинополе Бристолом, подчеркивалась прямая связь вопроса об отделении Армении с политикой геноцида**.
Вопрос о политических и правовых основаниях прекращения суверенитета турецкого государства над Арменией изучался специально назначенной Президентом Вильсоном правительственной комиссией Кинга—Крейна. В докладе, представленном ею 28 августа 1919 г., американская точка зрения была изложена с исчерпывающей полнотой: «Основаниями для отделения Армении могут быть следующие факты: проявившаяся неспособность турок править другими <...>; усвоение повторяющихся избиений в качестве обдуманной государственной политики; едва ли не полное отсутствие раскаяния за избиения или намерения осудить это преступление — скорее они пытаются оправдать его; практически ничего не сделано турками для репатриации армян и возмещения им ущерба — обстоятельство, которое, естественно, не внушает мысли повторить опыт турецкого правления; наоборот, очевидна продолжающая существовать крайняя враждебность к армянам и постоянная угроза резни; наличие достаточных доказательств того, что эти две расы не могут жить вместе мирно и хорошо, а поэтому для обеих лучше иметь свои отдельные государства; полный неуспех статей договора 1878 г. защитить армян; самая элементарная справедливость требует, по крайней мере, выделения из Турции страны, где бы армяне могли сосредоточиться, не будучи вынуждены жить под турецкой властью; ничего кроме этого не может дать армянам сколько-нибудь достаточной гарантии безопасности; ничто другое не удовлетворит совесть мира в этом вопросе... В интересах армян, в интересах турок, равно как и в интересах мира во всем мире, необходимо настаивать на образовании отдельного армянского государства»*.
Обязательство Союзных держав Антанты признать армянское государство, объединяющее обе части Армении — турецкую и российскую, подтверждается и в специальном меморандуме по Закавказью, подготовленном Форин офисом по поручению британского кабинета 24 декабря 1919 г.: «Необходимо сразу же признать, что в этом отношении Армения находится в ином положении, чем Грузия и Азербайджан. Ибо все Союзные державы во время войны в более или менее прямой форме связали себя обязательством создать независимое Армянское государство под европейским или американским мандатом. Единственный вопрос, который остается решить в случае с Арменией, это размер турецкой территории, которая должна быть добавлена к Эриванской республике, чтобы создать новое государство»**.
Большое значение для установления политической ответственности турецкого государства на основе международного права имела коллективная позиция Главных Союзных держав в качестве международного органа, осуществлявшего функцию послевоенного устройства мира. В решениях Парижской мирной конференции индивидуальные мотивы в значительной мере отступали перед императивами международного права и международной морали.
Архивные документы позволяют проследить за процессом установления политической ответственности турецкого государства за геноцид армян на основе международного права. В этом вопросе позиции Главных Союзных держав и всех других государств отличались исключительным единодушием, немыслимым в условиях существовавших в мире противоречий.
Квалифицировав действия турецкого правительства как «убийство целого народа» и, следовательно, как преступление против человечности, международное сообщество на Парижской мирной конференции установило политическую ответственность геноцидного турецкого государства и ввиду его «неспособности» управлять другими народами решило прекратить действие его суверенитета над территориями, населенными нетурецкими народами.
В справочнике МИД Великобритании, изданном в 1919 г., указывалось на необходимость отделения Армении от Турции как следствие политики геноцида последней: «То, что армяне должны быть освобождены от прямого турецкого правления и оказаться под протекторатом какой-то державы или группы держав, это, вероятно, бесспорный принцип. Неясно, будет ли когда-либо Россия способствовать этой задаче»*.
Характеризуя официальную позицию государств—участников мирной конференции в отношении ответственности Турции за совершенное ею преступление и в вопросе послевоенного урегулирования Армянского вопроса, один из активных участников переговоров Премьер-министр Великобритании Д. Ллойд Джордж отмечал: «Армения была для нас проблемой совершенно другого порядка. Поколением раньше жители Армении и по расовому и по религиозному признаку резко отличались от господствующей турецкой нации. По вере они были христиане. Недоброй памяти Абдул Гамид проводил политику изгнания этого древнего народа из населяемых им долин. Этот дикий метод превращения армянского большинства в жалкое запуганное меньшинство был осуществлен в большинстве плодородных районов Армении. Союзные державы единогласно придерживались того мнения, что нельзя позволить туркам воспользоваться плодами их зверств, а армянскому народу должно быть полностью возвращено наследие предков и предоставлена возможность восстановить свое былое могущество»**
30 января 1919 г. Верховный совет Парижской мирной конференции признал необходимость восстановления международной правосубъектности Армении. В принятом им постановлении было указано, что по многим основаниям и «в особенности вследствие исторического злоупотребления турками властью над покоренными народами и ужасных избиений армян в предыдущие годы, Союзные и Объединившиеся державы согласились, что Армения, Сирия, Месопотамия, Палестина и Аравия должны быть полностью отделены от Турецкой империи»*.
Совет десяти Союзных и Объединившихся держав отверг все представленные 17 июня 1919 г. в заявлении нового султанского правительства Оттоманской империи доводы, направленные на то, чтобы снять с турецкого государства ответственность за уничтожение армянского народа и свести все к уголовной ответственности членов младотурецкого правительства и, таким образом, удержать за собой территорию Армении. Совет сформулировал свой вывод о необходимости ограничить власть турецкого государства только в отношении турок и, соответственно, определить судьбу различных народов разноплеменной Турецкой империи и заявил о своем намерении выполнить этот долг в максимальном соответствии с желаниями и постоянными интересами этих народов**.
В ноте, адресованной 11 января 1920 г. представителем Франции Бертело Министру иностранных дел Великобритании Керзону, излагалось намечавшееся решение вопроса о правосубъектности Армении и ее территориальном составе:
«Армения будет создана как полностью независимая республика под высокой защитой Лиги Наций.
В значительной степени она будет создана на основе объединения Республики российской Армении (в которой проживает около 1 500 000 армян) и бывшей турецкой Армении, куда необходимо будет вернуть как можно большее число людей из тех 500 000 армян, которые проживают сейчас в Малой Азии, Константинополе, США, Персии, Болгарии и т.д. Таким путем будет восстановлено в разумных пределах то, что прежде было царством Великой Армении. Можно заметить, что из всех примыкающих к границам России государств, которые пытаются добиться независимости, независимая Армения является тем государством, которое русские в большей степени готовы признать.
I. Территория Республики Армении будет включать:
1) существующую территорию Эриванской Армянской республики, включая районы Борчали, Верхний Памбак и Зангезур, на которые в настоящее время предъявляют претензии Грузия и Азербайджан;
2) часть Турецкой империи: восточную часть вилайета Эрзерум, включая город и округ Эрзерум, равнину Муша, округ Битлис и район озера Ван до персидской границы. Границы Армении с республиками Грузия и Азербайджан, с Турцией, французской зоной и Курдистаном будут определены на месте Межсоюзнической комиссией»*.
Элемент политико-правовой санкции не только за агрессию, но и за геноцид армян содержало и решение Главных Союзных держав об изъятии Армении из-под власти турецкого государства. Речь шла о политической и публично-правовой ответственности турецкого государства за совершенное им тягчайшее международное преступление — геноцид армян.
С точки зрения международного права в данном случае речь шла не о передаче титула (цессии), а о лишении (отчуждении) титула, его разрушении Cоюзными державами от имени международного сообщества.
19 января 1920 г. премьер-министр и министры иностранных дел Союзных держав приняли решение «признать Правительство Армянского государства как правительство де-факто с условием, что признание никоим образом не предрешает вопрос о будущих границах этого государства»**. Армянская республика признавалась на основе воссоединения исторической родины — Западной и Восточной Армении. Действие этого акта признания распространялось не только на все пять великих держав, представленных в Верховном совете, но в определенной мере и на саму мирную конференцию.
Посол США во Франции Уоллес сообщил телеграммой Государственному секретарю об этом решении Верховного совета Союзных и Объединившихся держав. В телеграмме, посланной 24 января 1920 г. исполняющим обязанности Государственного секретаря США Полком послу во Франции Уоллесу, сообщалось, что «правительство США соглашается с принятым Советом решением признать правительство армянского государства как правительство де-факто при условии, что это признание никоим образом не предрешает вопрос о будущих границах» и что Государственный секретарь поставит об этом в известность армянского представителя в Вашингтоне***.
Согласно полученной инструкции посол США во Франции Уоллес выступил на Совещании министров иностранных дел и послов союзных держав 26 января с заявлением о согласии его правительства с решением Совета глав правительств признать де-факто Республику Армения.
Связь признания международной правосубъектности Армении и условий территориального разграничения с турецким государством была вновь подтверждена Парижской мирной конференцией при передаче турецкой делегации условий мирного урегулирования.
Конференция Союзных держав, которая проходила в Спа с 7 по 11 июля 1920 г., отвергла турецкие контрпредложения. В ноте Союзных держав за подписью Премьер-министра Франции Мильерана, направленной правительству Оттоманской империи 17 июля 1920 г., вновь указывалось, что единственно возможным юридическим следствием совершенного преступления должно быть отделение Армении от Турции: «В течение последних двадцати лет армяне подвергались резне в обстановке беспримерного варварства, а во время войны масштабы совершенных Турецким правительством резни, депортаций и дурного обращения с военнопленными неизмеримо превзошли даже его собственные предыдущие деяния. Подсчитано, что с 1914 г. оно подвергло резне, под лживым предлогом мнимого восстания, 800 000 армян, включая женщин и детей, и выслало или депортировало более 200 000 греков и 200 000 армян из их мест проживания. Турецкое правительство не только не защитило своих подданных, принадлежащих другим расам, от грабежей, зверств и убийств, но имеется множество доказательств того, что оно несет ответственность за то, что руководило и организовывало зверства против народа, который оно обязано было защитить». По этой причине Союзные державы «не могут внести никаких изменений в положения, которые предусматривают создание свободной Армении с границами, которые Президент Соединенных Штатов определит как справедливые и обоснованные»*.
Вручив правительству Турецкой империи условия мирного договора, предусматривавшие существование армянского государства как субъекта международного права, Союзные державы подтвердили, что признают Армению де-юре. Само турецкое государство, приняв условия послевоенного устройства мира от Союзных держав, тем самым признало Армению как сторону и, следовательно, как суверенное государство.
Армения была приглашена на Парижскую мирную конференцию как союзная, де-юре признанная, держава и в качестве таковой подписала Севрский мирный договор**.
То, что официальное признание Армении де-юре имело место до и независимо от подписания Севрского договора и что оно никоим образом не могло зависеть от его ратификации или нератификации, подтверждается текстом ст. 88 того же договора: «Турция заявляет, что она признает Армению, как то уже сделали Союзные Державы, в качестве свободного и независимого Государства».
Сам акт подписания Арменией многостороннего мирного договора лишь подтвердил признание Армении де-юре до и независимо от Севрского договора и, следовательно, от его судьбы не зависящее.
Признание Армении де-юре подтверждается и международным договором о меньшинствах, подписанным 10 августа 1920 г. Арменией как суверенным государством.
Материалы обсуждения Армянского вопроса в Лиге Наций, включая и вопрос о приеме Армении в эту международную организацию, показывают, что отделение Армении от власти геноцидного турецкого государства, как форма его политической ответственности, было общей позицией не только Союзных и Объединившихся держав. Кроме Союзных и Объединившихся держав Армению официально признали также Аргентина, Бразилия и США.

Вопрос об армяно-турецком разграничении на
Парижской мирной конференции


Признав международную правосубъектность воссоединенного армянского государства, Союзные и Объединившиеся державы должны были договориться о территориальном разграничении нового государства с турецким с учетом необходимости возможно более полного устранения последствий геноцида армян.
Как и в отношении признания международной правосубъектности, так и в отношении официально декларировавшихся критериев или принципов разграничения Армении и Турции разногласий не было.
Все публично признавали, что совершенное турецким государством преступление не может лишить жертву геноцида своей территории или сократить ее. Так, отвечая на парламентские интерпелляции, в которых указывалось, что избиения армян нельзя признать «основанием для сокращения территории Армении» и что «сделать это значило бы дать премию за избиение», лорд Сессил от имени правительства Великобритании сформулировал следующий принцип урегулирования Армянского вопроса: «Мы не должны позволить туркам своими злодеяниями сократить территорию армян. Это общий принцип <...> не должно быть никакого раздела Армении, и с ней нужно обращаться как с единым целым»*.
Об освобождении армян от турецкого произвола неоднократно заявляли в британской Палате общин Министр иностранных дел А. Бальфур и другие члены правительства. Недопустимость сокращения территории Армении в результате резни была отмечена и членом британской делегации на Парижской мирной конференции Э. Кроу в письме от 1 декабря 1919 г. Дж. Кидстону (МИД): «Рассматривать и решать Армянский вопрос только лишь на основе нынешней численности [армян] было бы, конечно, равносильно одобрению и поощрению примененному турками в прошлом методу решения проблемы находящихся в их подчинении народов»**.
Аналогичную позицию занимали и другие великие державы, участвовавшие в работе Парижской мирной конференции, в том числе США, которые не вели войну с Турцией.
Хотя все признавали, что переход подвластных Турции армянских территорий под власть армянского государства был продиктован необходимостью обеспечить условия для восстановления народа, ставшего жертвой преступления, практическое решение этой сложной проблемы армяно-турецкого разграничения наталкивалось на острейшие противоречия участников мирной конференции.
С окончанием войны в Армении на пространствах, способных сыграть решающую роль в борьбе за передел мира, столкнулись интересы великих держав. Решающими были противоречия между США и Англией, которая всегда считала, что «граница Индии расположена на Евфрате» (Керзон). Франция, оберегавшая свои «интересы» в Киликии и в Сирии, также считала, что «опасно вводить США в Малую Азию» (Клемансо).
К колониальным интересам держав Антанты прибавился новый фактор политики: использование турецкого национализма и пантюркизма как силы, способной «выгнать красных из Баку». Направлением территориальной экспансии турок по «естественному» пути — в Азербайджан и Среднюю Азию англичане добивались и другой цели: компенсировали этим потерю богатых нефтью арабских владений Оттоманской империи.
США, в которых геноцид армян вызвал особенно сильную реакцию общества, первоначально выступали за восстановление «исторических границ» Армении. Впоследствии, отказавшись под воздействием Союзных держав от концепции «исторических границ», они стали опираться на этнические основания, сосредоточив свои усилия на достижении выхода армянского государства к Средиземному морю в Киликии.
Вопрос о воссоединении Киликии с Арменией был поднят Президентом США Вудро Вильсоном на заседании Совета четырех 20 марта 1919 г. Выступая против передачи Киликии под французский мандат, Президент обосновывал позицию США тем, что «Киликия, например, по своему географическому положению отсекает Армению от Средиземного моря»*. Президент США вновь поднял этот вопрос на заседании 14 мая 1919 г., предложив Совету четырех карту Армении, изготовленную американскими экспертами. Он заявил, что в ней предусмотрены подходящие границы, обеспечивающие Армении выход к Средиземному морю.
Премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж передал, в свою очередь, карту, изготовленную английскими экспертами. Было решено, что границы Армении должны быть определены делегациями США, Великобритании, Франции и Италии. В случае единогласия решение принималось без последующей передачи вопроса на рассмотрение Совета, но предопределялось, что «предложенные границы Армении не выходят к Средиземному морю».
На процесс армяно-турецкого разграничения оказывала влияние и перспектива установления мандата США на временное управление Арменией. Заинтересованность мандатария в получении выхода Армении к Средиземному морю в Киликии для Великобритании стала дополнительным соображением, побуждавшим ее ограничить территорию Армении. В этом она встречала поддержку Франции, которая, как уже отмечалось, прямо претендовала на армянскую Киликию.
Воздействие политического фактора проявилось в выдвижении альтернативного подхода, обоснованного в докладе Кинга— Крейна**.
Комиссия Кинга-Крейна проявляла готовность отказаться от варианта «большей по размерам турецкой Армении» («Larger Turkish Armenia»), включавшей все исторические земли Великой и Малой Армении и Киликии, и принять вариант «меньшей по размерам турецкой Армении» («Smaller Turkish Armenia») с «предельно ограниченной территорией» — частью бывшей коренной Великой Армении. Мнение членов комиссии о границах армянского государства было выражено генеральным советником д-ром Либьером.
Констатировалось, что воссоединение армянского народа предполагает необходимость воссоединения территорий российской и турецкой Армении, поскольку «войны XIX в. разделили собственно армянские земли между этими двумя империями». При определении турецкой части армянских территорий по этническому принципу «армяне имеют право на такую часть турецкой территории, которая принимает во внимание их потери от резни 1894—1896, 1908—1909 и 1915—1916 гг. Эти потери могут быть оценены в один миллион». Комиссия констатировала, что «справедливость на основе принципа большинства» требует, чтобы потери армян во время войны — один миллион — были бы «прибавлены к численности армян». Комиссия установила, что «турецкая территория, которую русские оккупировали в 1917 г., может быть приблизительно принята как турецкая часть этой "меньшей по размерам турецкой Армении", а теперешняя территория русской Армении — как остальная часть». Отмечалось, что эти части Армении имели армянское большинство до войны и что в результате репатриации на этой территории «армяне могли фактически стать большинством населения в течение нескольких лет»*.
Вопреки позиции США, которые, аргументируя «справедливыми» и «законными» правами и интересами армянского народа, добивались реализации плана «большой» Армении с удобным и свободным выходом в Средиземное море через Киликийскую Армению, Великобритания и другие члены Верховного совета Союзных держав армяно-турецкую пограничную линию замкнули пределами вилайетов Ван, Битлис, Эрзерум и Трапезунд. Англо-французская договоренность по Армянскому вопросу выражалась общей формулой «признания независимости Армении в пределах границ, определенных историей, справедливостью и благоразумием»**.
Отклонив выдвигавшийся Соединенными Штатами «исторический» принцип, Великобритания и Франция приняли в качестве основы для переговоров первую часть ноты Бертело от 11 января 1920 г. лорду Керзону с комментариями политического отдела британской мирной делегации: «Более благоразумно выделить армянам только те районы, в которых они были в большинстве до 1895 или 1914 г., и некоторые соседние районы, в которых они представляли значительную часть всего населения».
Таким образом устанавливались границы, которыми Армении передавались только те исторически армянские территории, которые сохраняли этнический армянский облик и были абсолютно необходимы для репатриации избежавших гибели жертв геноцида.
В результате англо-французских переговоров в декабре 1919-го — январе 1920 г. было достигнуто соглашение о том, что к существовавшей кавказской Армении, включавшей тогда и Карсскую область, должны быть присоединены восточная часть вилайета Эрзерум, включая город и округ Эрзерум, равнина Муша, округ Битлис и район озера Ван до персидской границы*.
Однако, поскольку Министерство по делам Индии и Генеральный штаб Великобритании считали, что Эрзерум необходим Турции для борьбы против «своего традиционного врага России», в проекте, подготовленном Монтегю по просьбе Премьер-министра, указывалось, что в этом случае «граница может быть проведена в нескольких милях восточнее Эрзерума, близко следуя по границе существующей казы и оставляя... долину [Аракса] Армении». Такую программу территориального урегулирования Англия и Франция представили на Конференции министров иностранных дел и послов Союзных держав, которая проходила в Лондоне с 4 марта по 7 апреля 1920 г.
На Лондонской конференции США не были представлены. После негативного голосования в Сенате 19 марта 1920 г. США вышли из Верховного совета Союзных держав и отстранились от участия в подготовке мирных договоров.
Для определения границ Армении при конференции была создана особая комиссия в составе представителей Великобритании, Франции, Италии и Японии. О результатах, к которым пришли государства, представленные на конференции, посол Франции Жюссеран 12 марта 1920 г. сообщил Государственному департаменту США. В частности, указывалось, что «независимость Армении... будет признана. Специальные права на Лазистан обеспечат ей выход к морю». Это означало, что представленные на конференции государства воздерживаются от воссоединения Киликии с Арменией, хотя она и оставлялась вне границ Турции под опекой Франции.
Хотя США официально уже не участвовали в выработке мирного договора с Оттоманской империей, эта страна и ее прикованный уже к постели Президент-идеалист продолжали добиваться возможно более справедливого решения Армянского вопроса. Союзные державы убедились в этом, получив адресованное им 24 марта 1920 г. послание Государственного секретаря США Б. Колби, продиктованное самим В. Вильсоном**.
Этот факт отмечен в мемуарах британского премьер-министра того времени Ллойд Джорджа: «Но беспокойный дух Вудро Вильсона был не так слаб, как его тело, жизнь в котором едва теплилась. Когда Cоюзные державы взялись за разработку условий Мирного договора с Турцией без участия Америки, к нашему удивлению, пришло длинное послание, продиктованное парализованным, но все еще неукротимым идеалистом из Белого дома, послание, показывавшее, что интерес его к угнетенному христианскому населению Турецкой империи нисколько не ослабел»*.
Это послание подтверждало официальную позицию США по разрешению Армянского вопроса: «В подлинном интересе Правительства Соединенных Штатов к плану, касающемуся Армении, не приходится сомневаться, и Правительство уверено, что цивилизованный мир ожидает и требует самого благожелательного обращения с этой страной». Государственный департамент заявлял, что границы Армении «должны быть установлены таким образом, чтобы удовлетворить все законные требования армянского народа и, в частности, обеспечить армянам удобный и свободный выход к морю». Заявив, что «специальные права на Лазистан едва ли обеспечат Армении этот выход к морю, необходимый для ее существования», США выразили, однако, надежду, что «Державы, принимая во внимание тот факт, что Трапезунд всегда был конечным пунктом торгового пути через Армению... решат уступить Трапезунд Армении».
Обсуждение вопроса о границах Армении продолжалось на конференции в Сан-Ремо 18—26 апреля 1920 г. Оно проходило в условиях дальнейшего обострения противоречий. Несмотря на все старания США добиться выхода Армении к Средиземному морю, ссылаясь на «права» и «справедливые интересы» армянского народа, конференция обсуждала вопрос об армянских границах на основе предложений Лондонской конференции.
В это время английская дипломатия уже активно заигрывала с кемалистами, чтобы добиться их согласия на уступку арабских владений и использовать турецкий национализм для борьбы против большевистской России. Стремясь, очевидно, расстроить сговор большевиков с кемалистами о совместном выступлении против «мирового империализма», Ллойд Джордж поставил под сомнение целесообразность передачи Армении района Эрзерума**. Как основной военно-административный центр турецкого господства в Армении он должен был служить опорой турецкого национализма и военно-стратегической базой для пан-тюркистского проникновения в Азербайджан, где к этому времени была установлена советская власть, и Среднюю Азию.
Конференция не приняла предложение английского премьера. Генеральный секретарь МИД Франции Ф. Бертело отметил: «Какими бы вескими, возможно, ни были бы аргументы в пользу оставления Эрзерума в руках турок, он считает, что доводы против этого являются гораздо более убедительными. Он может легко понять точку зрения г-на Ллойд Джорджа, что желательно сделать какие-то уступки, чтобы умиротворить турок и побудить их подписать договор, но считает, что союзники связаны своим торжественным обязательством включить Эрзерум в состав нового Армянского государства».
Премьер-министр Франции А. Мильеран сказал, что ничего из услышанного им на конференции не противоречит необходимости передать Эрзерум Армении. Оставить Армению без Эрзерума — «значит ничего не решить». Мильеран выступил за принятие Верховным советом вывода Лондонской конференции министров иностранных дел и послов, т.е. «передать Эрзерум Армении и предусмотреть в договоре необходимые условия».
Подведя итоги работы конференции, Верховный совет Союзных держав информировал Президента США об отношении к муссировавшемуся Соединенными Штатами плану «большой» Армении:
«При всех происходивших дискуссиях не было проблемы, подвергавшейся более тщательному обсуждению и более трудной для разрешения, чем вопрос о границах, наилучшим образом соответствующих интересам Армянского государства. Президент Соединенных Штатов неоднократно выступал в защиту большей по размерам Армении; соображения, хорошо известные Президенту, всякий раз неминуемо заставляли частично сокращать эти пожелания, и перспективы создания Армении, в которую входила бы Киликия и которая простиралась бы до Средиземного моря, были оставлены как неосуществимые.
Остался, однако, вопрос, какие части вилайетов Эрзерум, Трапезунд, Ван и Битлис, которые все еще находятся в руках турецких властей, могли бы быть спокойно и по праву присоединены к существующему Армянскому государству в Эривани и какой выход к морю мог бы обеспечить удовлетворительное существование новой Армении. Иначе говоря, осталось разрешить, какие границы на западе и на юге следует определить в Мирном договоре с Турцией»*.


Определение армяно-турецкой границы Верховный совет Союзных держав вынес на арбитраж Президента США. Идеалистический образ Вудро Вильсона, притягательность его программы послевоенного урегулирования и особенно то обстоятельство, что США не вступили в войну с Турцией и находились в контакте не только с законным правительством Оттоманской империи, но и с турецкими националистами, делали кандидатуру Президента США наиболее подходящей для роли арбитра в территориальном разграничении Армении и Турции.

Условия арбитража. Арбитражное решение Президента США В. Вильсона
о территориальном разграничении Турции и Армении


Арбитр был связан ограничительным условием в пользу Турции: граница должна была проходить внутри вилайетов Ван, Битлис, Эрзерум и Трапезунд. Стороны согласились принять любые меры, которые Президент мог предписать относительно выхода Армении к морю.
Условия арбитража исключали Киликию, а также три из семи вилайетов, признававшихся «армянскими» последним проектом реформ и русско-турецким соглашением от 8 февраля 1914 г., а именно — вилайеты Сивас, Харпут и Диарбекир. Исключались два из «шести армянских вилайетов», которые признавались таковыми Турцией и Союзными державами в акте Мудросского перемирия. Площадь этих «шести армянских вилайетов» составляла 96 000 кв. миль. По точному смыслу условий арбитража, армяно-турецкая граница не должна была выходить за пределы вилайетов Эрзерум, Трапезунд, Ван и Битлис, вся площадь которых составляла 54 000 кв. миль.
Разоблачая политические интриги держав Антанты, и особенно Англии, американский журнал «Нью рипаблик» сетовал: «Однако они не желали определить границы территории, которую мы должны были защищать, и не признавали открыто и честно, что Армения должна была состоять из бывших турецких вилайетов Эрзерум, Ван, Битлис, Харпут, Диарбекир, Сивас и Адана вместе с бывшими российскими губерниями — Карсской и Эриванской и частями Джеванширского, Шушинского и Зангезурского уездов Елизаветпольской губернии или хотя бы частью этих территорий, которые в большей степени являются армянскими, чем Фракия и Смирна греческими, Далмация — итальянской или Познань и Данциг — польскими»*.
Условия арбиража, как составной части мирного урегулирования, были переданы турецкой делегации заблаговременно – еще 11 мая 1920 г.
22 июля 1920 г. в Константинополе Совет Султана в полном составе за одним исключением проголосовал за подписание мирного договора и 10 августа Турция официально подписала Севрский мирный договор, признав тем самым свою ответственность за геноцид армян.
Предложение об арбитраже было сделано Президенту США Вильсону и принято им до подписания Севрского мирного договора. О том, что, кроме территориального ограничения объема третейской компетенции, арбитраж не был обусловлен другими требованиями и что он, в частности, не был поставлен в какую-либо связь с подписанием будущего мирного договора, говорит сам арбитр. В послании Конгрессу 24 мая 1920 г. Президент констатировал, что до подписания Севрского договора «было решено просить Президента Соединенных Штатов взять на себя арбитраж в сложном вопросе о границе между Турцией и Арменией в провинциях Эрзерум, Трапезунд, Ван и Битлис и принять его решение на этой основе, так же как и любое условие, которое он может порекомендовать относительно выхода к морю для независимого государства Армения»*.
В сопроводительном письме к арбитражному решению, адресованном Председателю Верховного совета Союзных держав, арбитр констатирует: «По решению Верховного совета от 26 апреля этого года мне было направлено приглашение выступить арбитром по вопросу о границах между Турцией и новым государством Армения»**.
В преамбуле самого решения арбитр указывает на приглашение Верховного совета как на правовое снование арбитража:
«Поскольку 26 апреля 1920 г. Верховный совет Союзных Держав на конференции в Сан-Ремо обратился к Президенту Соединенных Штатов Америки с приглашением выступить в качестве арбитра в вопросе о границе между Турцией и Арменией, которая должна быть установлена в четырех вилайетах — Эрзерум, Трапезунд, Ван и Битлис;
И поскольку 17 мая 1920 г. о моем согласии с этим предложением было сообщено телеграммой американскому Послу в Париже для передачи Державам, представленным в Верховном совете;
<...> Поэтому я, Вудро Вильсон, Президент Соединенных Штатов Америки, на которого таким образом возложили полномочия арбитра...» и т.д.*

17 мая 1920 г., т.е. опять-таки до подписания Севрского договора, Президент США сообщил державам о принятии им обязанностей «арбитра армянских границ».
Таким образом, компромисс представлял собой самостоятельное и от Севрского договора не зависящее соглашение об арбитраже между правительствами Великобритании, Франции, Италии и Японии, действовавшими в качестве членов Верховного совета Союзных держав, и Вудро Вильсоном, действовавшим в качестве Президента СЩА. Тем самым эти державы согласились, что предписания арбитра будут окончательными, поскольку это касается их.
Обязывающую силу арбитража Президента США признали все участники компромисса. Она была однозначно подтверждена, в частности, Премьер-министром Великобритании Ллойд Джорджем на заседании Верховного совета в Сан-Ремо 24 апреля 1920 г.. проходившем в присутствии представителей США. Приведем соответствующее место из протокола заседания:
«Г-н Ллойд Джордж подчеркнул, что необходимо только заявить, что каким бы ни было решение Президента Соединенных Штатов, т.е. решит ли он, что вся территория или часть ее должны быть переданы или Армении или Турции, или будет ли Армения иметь доступ к морю, — оно будет принято Союзными Державами, а также Турцией. Сам он не испытывает особых трудностей в этом деле, и была бы большая польза, если бы Соединенные Штаты проявили определенный интерес к будущему Армении»**.
Поэтому в США отмечали, что «постольку, поскольку это касается Америки и Союзников, отказ или аннулирование Севрского договора не может повлиять на арбитражное решение Вильсона, так как решение Президента покоится не на Севрском договоре от 10 августа 1920 г., а на приглашении Верховного совета Союзников от 26 апреля 1920 г. Приглашение Совета и Севрский договор не связаны друг с другом и независимы друг от друга. В приглашении Президенту не было поставлено никаких условий»***.
Специфика этого арбитража состояла в том, что сторонами в нем выступали прежде всего державы, ответственные за послевоенное мирное урегулирование. Что же касается правительств разграничиваемых сторон, а именно Армянской республики и Оттоманской империи — в то время единственного турецкого правительства, признававшегося международным сообществом — то они вместе с рядом других государств присоединялись к компромиссу, подписав" 10 августа 1920 г. Севрский мирный договор. Ст. 89 договора фиксировала, что «Турция и Армения, а также другие Высокие Договаривающиеся Стороны соглашаются представить на третейское решение Президента Соединенных Штатов Америки определение границы между Турцией и Арменией в вилайетах Эрзерум, Трапезунд, Ван и Битлис и принять его, а также любые меры, которые он может предписать относительно выхода Армении к морю и относительно демилитаризации любой части оттоманской территории, прилегающей к названной границе».
Абзац 1 ст. 90 дополнительно разъяснял, что «в случае, если установление границы в силу статьи 89 повлечет за собой передачу Армении всей или части территории названных вилайетов Османская империя ныне же заявляет, что она отказывается со дня решения от всяких прав и правооснований на переданную территорию. Постановления настоящего Договора, применяемые к отделенным от Турции территориям, будут с этого момента применяться и к этой территории»*.
В связи с тем, что Османская империя и Армения, а также государства, иные чем первоначальные участники компромисса, присоединились к его условиям через подписание Севрского мирного договора, который не был ратифицирован и юридическую силу не обрел, может возникнуть вопрос об обязательной силе арбитража в отношении этих государств.
Передача Османской империей и Арменией вопроса на третейское решение была совершена в соответствии с действовавшими законами этих стран в качестве национальных, государственных, а не межгосударственных актов и, следовательно, от ратификации международного договора не зависела.
По самой природе арбитража решение арбитра принимается сторонами априорно, оно обязательно для них и в ратификации, естественно, не нуждается. Арбитражное решение, после того как оно вынесено, становится обязательным для сторон и должно добросовестно выполняться. Турция и Армения, обратившись к арбитражу, согласились, что предписания арбитра, поскольку это касается их, будут окончательными. Они обязались признавать и соблюдать это право-оформляющее международное соглашение.
В соответствии с правом международных договоров пересмотр обязательств, вытекающих из арбитража, возможен только с согласия всех сторон соглашения и в особенности стороны, в пользу которой вынесено арбитражное решение.
Арбитражное решение Президента США было вынесено 22 ноября 1920 г. Решением арбитра устанавливалось, что «от персидской границы юго-западнее города Котур пограничная линия Армении определена массивным естественным барьером большой высоты, который простирается южнее озера Ван и юго-западнее армянских городов Битлис и Муш. Эта пограничная линия оставляет, как часть турецкого государства, весь санджак Хаккиари или около половины вилайета Ван и почти весь санджак Сиирт». Это обосновывалось «разумным физиографическим соображением» и подкреплялось тем, что Хаккиари и Сиирт «преимущественно курдские по составу своего населения и экономическим отношениям». Из армянской территории исключалась также верхняя долина р. Большой Заб, по составу населения в значительной степени курдская и несторианско-христианская, а в экономическом отношении являвшаяся частью большой ирригационной системы р. Тигр в турецком Курдистане и в Месопотамии. Далее «граница западнее Битлиса и Муша, идущая в северном направлении недалеко от Эрзинжана», была проложена по «естественному географическому барьеру, который обеспечивает Армении полную безопасность и оставляет Турецкому государству район, курдский в значительной мере». Армянские села и сельские центры, такие, как Киги и Темран, связанные экономическими и церковными отношениями с Харпутом, остаются турецкими как неизбежное последствие оставления за Турцией Харпута в силу условий арбитража. «От северного края Дерсима решение о характере и направлении границы было в первую очередь подчинено жизненно важному вопросу предоставления государству Армения подходящего выхода к морю»*.
По официальному заявлению Президента США, такое решение основано на «рассмотрении вопроса в свете относящейся к делу наиболее заслуживающей доверия информации и с осознанием высших интересов справедливости»**.
Армянская республика, которая тогда включала территории Карсской области и Нахичевана в пределах довоенной российско-турецкой границы, получала приращение, равное примерно половине вилайетов Ван, Битлис, Эрзерум и Тра-пезунд общей площадью 40 000 кв. миль. По американским подсчетам, это составляло около 40% территории исторической Армении в Османской империи.
Сегодня, по прошествии почти 90 лет со времени вынесения этого арбитражного решения, имея ввиду изменении в положении затронутых им субъектов международного права и учитывая практически необратимые изменения в составе народонаселения этой территории постановка вопроса о приведении границ между Арменией и Турцией в соответствие с линией разграничения, установленной арбитражем, невозможно ни в практическом, ни в международно-правовом плане.
На арбитражное решение Президента США В.Вильсона можно ссылаться как на авторитетное подтверждение международным сообществом вообще и Соединенными Штатами в частности, исторического факта утраты Турцией права осуществлять суверенитет под этой частью Армении как формы политической ответственности государства, совершившего тяжкое преступление против человечности в виде «убийства народа».
Поскольку к В.Вильсону обратились как к Президенту США и поскольку он действовал не в личном качестве, а как Президент США, то его решение должно рассматриваться как выражение отношения этой державы как к содержанию постановления арбитра, так и к проблеме, породившей необходимость разграничения Армении, и Турции, а именно как следствия утраты последней права осуществлять государственную власть над армянским населением этой территории.
Сам факт срыва реализации арбитражного решения Президента США по армяно-турецкому разграничению, в сочетании с рядом других политико-правовых факторов, подтверждает экспансионизм турецкого геноцидного государства и необходимость установления новых добрососедских отношений между двумя государствами и народами на основе действующих норм международного права.


_________________________

ԻՆՖՈՐՄԱՑԻՈՆ ՀԱՂՈՐԴԱԳՐՈՒԹՅՈՒՆ

Նոյեմբերի 22-ին "Մամիկոնէից Տարօնականների Ուխտ" համահայկական նորաստեղծ կազմակերպության նախաձեռնությամբ Հայաստանի Գիտությունների ակադեմիայում
նախատեսված է անցկացնել գիտաժողով, որին մասնակցելու են անվանի ակադեմիկոսներ,
գիտնականներ, պատմաբաններ, ուսանողներ, ինչպես նաև հրավիրված են
հյուրեր Ամերիկայից, Եվրոպայից, Լեհաստանից, Ռուսաստանից...
Գիտաժողովը նվիրված է հայ ժողովրդի բարեկամ, Նոբելյան
մրցանակակիր, Ամերիկայի 28-րդ նախագահ Վուդրո Թոմաս Վիլսոնի գործուն աջակցությամբ ընդունված "Իրավարար վճռի" 87-ամյա տարելիցին:
Երախտապարտ հայ ժողովուրդը բարձր է գնահատում Վուդրո Վիլսոնի
hետևողական ջանքերը նեցուկ կանգնելու 1915թ. Օսմանյան կայսրության
կողմից ցեղասպանություն ապրած հայ ժողովրդին, պաշտպանելու նրա արդար իրավունքները, պահանջներն, որն ամրագրվեց 1920թ նոյեմբերի 22-ին 18 պետությունների մասնակցությամբ ստորագրված պատմական մի փաստաթղթով, որն ունեցավ
Վուդրո Վիլսոնի "ԻՐԱՎԱՐԱՐ ՎճԻՌ" անվանումը, որտեղ պարզ քարտեզագրված է
Հայաստանի իրական սահմանները և ունեցավ հետևյալ բովանդակությունը.
"Ըստ իրավարար վճռի, Հայաստանի Հանրապետության տիտղոսն ու իրավունքները ճանաչվում են նախկին Օսմանյան կայսրության Վանի, Բիթլիսի, Էրզրումի եւ Տրապիզոնի նահանգների վրա` ընդհանուր առմամբ 103, 599 քառ. կմ: Միջազգային իրավունքը, մասնավորապես Հաագայի կոնվենցիայի (1907 թ.) 81-րդ հոդվածը, որով ամփոփվել եւ ամրագրվել է իրավարար վճիռների կարգավիճակը, որտեղ ընդհանրապես չի նախատեսվում վճռի չեղյալ հայտարարում", ուստի այն չունի վաղեմության ժամկետ, այսօր էլ ուժի մեջ է այնքան, ինչքան ընդունման պահին:
"Իրավարար վճռի" վերնագիրն է.
«Ամերիկայի Միացյալ Նահանգների նախագահի որոշումը Թուրքիայի եւ Հայաստանի միջեւ սահմանի,
Հայաստանի դեպի ծով ելքի եւ հայկական սահմանին հարակից թուրքական տարածքի ապառազմականացման վերաբերյալ»
Գիտաժողովը նախաձեռնող "Մամիկոնէից Տարօնականների Ուխտ"
համահայկական նորաստեղծ կազմակերպությունը լի է վճռականությամբ. իր առջև խնդիր է դրել քննել բոլոր հիմքերն ու ճանապարհները, լինել հետևողական, օգտագործել ամբողջ գիտական ներուժը, քննարկել ինչպես "Սեվրի դաշնագրի" դրույթները
այնպես էլ 1920թ. նոյեմբերի 22-ին 18 պետությունների կողմից հաստատված, Ամերիկայի միացյալ Նահանգների 28-րդ նախագահ Վուդրո Թոմաս Վիլսոնի կողմից ԱՄՆ մեծ կնիքով վավերացված "Իրավարար վճռը" կյանքի կոչելու, վերահաստատելու Հայաստանին հատկացված տարածքների վրա իր տիտղոսն ու իրավունքները: Հայաստանը լինելով Մ.Ա.Կ.-ի լիիրավ անդամ, օգտվելով իրեն վերապահված իրավունքներից, Մ.Ա.Կ.-ի միջազգային դատարանի միջոցով (Միջազգային դատարանի կանոնադրության 36-րդ հոդվածի 2 կետի ա/ եւ բ/ ենթակետերի հիման վրա) հավաստել Վիլսոնի իրավարար վճռի վավերականությունը եւ դրանով իսկ վերահաստատել տիտղոսը Հայաստանին հատկացված տարածքների վրա:
---------------------------------------------------------------------------------------------
"Մամիկոնէից Տարօնականների Ուխտ" կազմակերպություն


PRESS RELEASE BY THE ALLIANCE OF THE PEOPLE
OF MAMIKONIAN TARON

The Alliance of the People of the Mamikonian Taron (APMT), which is a newly founded pan
Armenian organization, has initiated to hold a conference to be attended by many academic
researchers, scientists, historians, students and honorary guests from the United States of America,
Europe, Poland and Russia. The conference is dedicated to the Noble Prize winner’s, the 28th US
President Woodrow Thomas Wilson’s “JUST AWARD” 87th anniversary

The Armenian people at large are grateful and extremely appreciative of all the efforts made by
Woodrow Wilson in support of the Armenian people who in 1915 were mercilessly massacred
by the Ottoman Empire by defending the Armenian demands and just award which culminated
in Woodrow Wilson’s well known document called “The Just Reward” which on November 22,
1920 was signed by 18 governments. This historical document clearly demonstrated the Armenian
territorial boundaries on the map and stated, “”According to the The Just Award, the rights of the
Armenian Republic are recognized by the past Ottoman Empire’s provinces of Van, Erzrum and
Drabizon which cover an area of 103,599 square kilometers, and Article 81 (1907) in particular
had summarized and documented the Just Award circumstances, which generally speaking never
anticipated any future void statements. Accordingly, the award has no early deadline and therefore,
it is still as valid today as it was when adopted.”

The Just Award was the US President’s decision regarding the territorial boundaries between Turkey
and Armenia, which is Armenia’s right to have access to the sea and Turkey’s post tactical behavior
near the Armenian borders.
The conference initiated by the newly founded organization of the APMT is fully committed to
achieve its mission. Its foremost goals are to aggressively research:

1 all facts and archives available, making use of every internal scientific talent,
2 look into the Sevri Treaty thesis as well as the November 22, 1920 document signed
3 by the established 18 state governments.
4 the 28th US President Woodrow Thomas Wilson’s historic approval to reclaim the Just Award,
5 re-establish Armenia’s right to exist within its historic and recognized territorial boundaries,
6 take advantage of its reserved rights as a full pledged member of the United Nations Organization
7 and through the very UN Justice system to secure the authenticity of the Wilson Just Award and finally
8 restore Armenia’s claims over its righteous established territorial boundaries.


The Alliance of the People of the Mamikonian of Taron

LANGUAGE/ЯЗЫК
ENGLISH РУССКИЙ
Заказ гостиницы
Аэропорт
Армавиа
Аэрофлот
Расписание
Курсы валют
Обменный курс Центрального банка
Банки Армении
Обменники
Гостиницы
Гостиницы
Квартиры и дома Недвижимость в Армении
Знакомства
я  
ищу  
   лет

Знакомства Армения
ВУЗ-ы Армении
ВУЗ-ы Армении


ГУ-ВШЭ

Посольства Консульства
Посольства
Консульства
Искусство
Музыка
Живопись
Кино
Театр
Скульптура
Керамика
Ковры/Гобелен
Ювилирное дело
Народное творчество
Мода
Горнолыжный курорт Армении
Цахкадзор
Бизнес
Выставки
Справочник предприятий Армении
Экспорт/Коммерция
Бизнес-каталог Армении
Софт для бухг. и банков
Литература об Армении
Литературные странички
Армянская литература
Дом книги
История
Матенадаран
Мед.библиотека
Средневековая литература
Библиотеки Армении
E-библиотеки
Союз библиотек
Нац.библиотека
Детск.библиотека
Библиотека им. Иссаакяна Республиканская научно-техническая библиотека
Счётчик
Пн: 277
Вт: 249
Ср: 196
Чт: 287
Пт: 224
Сб: 209
Вс: 241
Всего: 1329472
Рекорд: 2136
OnLine: 11
Сайты наших партнёров
ПАРТНЕРЫ

ИНТЕРНЕТ МАГАЗИН

www.b1.am

скидка 30%

ТОРГОВАЯ ПЛОЩАДКА

www.vmarket.am
купи продай

Сети, компьютеры....

Игры для сотовых...
Работа в Армении
http://www.job.am http://www.list.am/ru http://careercenter.am
Погода
Armenian Travel Guide